Фольклор
August 13

Пёс Куланна

Оборотни, доктор Джекил и мистер Хайд, Невероятный Халк... Человечество буквально одержимо людьми, способными в порыве ярости превращаться в нечто нечеловеческое. Легенды о Кухулине — ещё одно тому доказательство.

Кто такой Кухулин?

Кухулин (букв. «пёс Куланна») — главный герой ирландской мифологии. Легенды, в которых он описывается, как личность сверхъестественная, классический полубог, легли в основу легенды о короле Артуре, а также саги о Зигфриде и Нибелунгах.

С малых лет Кухулин тренировался в Ирландии и Шотландии и был способен сразиться сразу с сотнями врагов одновременно. Главная черта, роднящая его с ещё одним мифологическим героем — Ахиллом — и отличающая от прочих — сверхъестественная ярость, по-ирландски называемая ríastrad (букв. «искривление, искажение»). Впадая в ярость, Кухулин становился опасен и для врагов, и для друзей. В «Похищении быка из Куальнге» (Táin Bó Cúailnge) — центральной саги Уладского цикла, одного из четырёх больших циклов, составляющих сохранившуюся ирландскую мифологию, есть эпизод, описывающий такой приступ ярости. Он настолько безумный, что я приведу его целиком (фрагмент из издания Михайловой и Шкунаева):

«Тут в первый раз исказился Кухулин, став многоликим, ужасным, неузнаваемым, диким. Вздрогнули бедра его, словно тростник на течении, иль дерево в потоке, задрожало нутро его, каждый сустав, каждый член. Под оболочкою кожи чудовищно выгнулось тело, так что ступни, колени и голени повернулись назад, а пятки, икры и ляжки очутились впереди. Сухожилия икр стянулись впереди голени, и каждый могучий округлый их узел был не меньше кулака воина. У затылка сошлись мышцы головы и любой из их непомерных, бессчётных, могучих, увесистых круглых бугров был подобен голове месячного ребенка.

Меж тем обратилось лицо его в красную вмятину. Внутрь втянул он один глаз, да так, что и дикому журавлю не изловчиться бы вытащить его из черепа на щёку. Выпал наружу другой глаз Кухулина, а рот дико искривился. От челюсти оттянул он щеку и за ней показалась глотка, в которой до самого рта перекатывались легкие и печень Кухулина. Верхним небом нанес он львиный удар по нижнему, и каждый поток огненно-красных клочьев, хлынувший из горла в рот, в ширину был не менее шкуры трехлетней овцы. Громовые удары сердца о ребра можно было принять за рычание пса или грозного льва, что напал на медведя. Факелы богинь войны, ядовитые тучи и огненные искры виднелись в воздухе и в облаках над его головой, да кипение грозного гнева, поднимавшееся над Кухулином…»

Трансформация у Кухулина выходит куда более жуткая, чем у Брюса Бэннера (да и фиолетовых бесконечно растягивающихся боксеров у Кухулина не было), но невероятная сила и неспособность отличать друзей от врагов — параллели очень явные.

В битву Кухулин отправлялся на колеснице, в бою использовал разнообразное оружие, в том числе легендарное зазубренное копьё Га Булга, оставлявшее исключительно смертельные раны. Лицо его закрывал шлем — дар бога моря Мананнана. А у колесничего Кухулина был плащ-невидимка, которым он мог покрывать и себя, и Кухулина, и колесницу, и лошадей.

Огромную силу Кухулину давали гейсы — запреты-проклятия, нарушение которых в мифах предвещает трагедию. В конце-концов так и вышло — чтобы соблюсти один гейс, Кухулин был вынужден нарушить другой. Это его и погубило.

Трижды рождённый

Из всех версий происхождения Кухулина (настоящее его имя — Сетанта) до нас дошли всего две: «Зачатие Кухулина» (от начала VIII века н. э.) и «Ночлег в доме Бекфольтаха» (от начала IX века н. э.). Обе версии изобилуют лишними деталями, которые ничего не дают сюжету легенды: там и какие-то волшебные птицы, на которых охотятся и в которых превращаются, и таинственные исчезновения с возвращениями, и много всего другого, что я, пожалуй, опущу. Между этими версиями есть и много общего, поэтому вот вам эдакая компиляция.

Дехтире, сестра (в некоторых пересказах — дочь) короля Ульстера Конхобара (Коннора), отправилась вместе с ним и свитой на охоту. В дороге их застал сильный снегопад, и охотники решили укрыться в доме неподалёку. Хозяин дома с радостью их принял, накормил, напоил. Посреди ночи у беременной жены хозяина начались роды, и Дехтире в благодарность за ночлег помогла принять ребёнка. На утро дом, в котором они ночевали, исчез вместе хозяином и его женой — Конхобар со своей свитой, Дехтире и новорожденный ребёнок проснулись в поле, близ Бру-на-Бойн — далеко-далеко от того места, где был дом.

Бру-на-Бойн — комплекс мегалитических гробниц, который сохранился и до наших времён.

Дехтире забрала ребёнка в столицу, Эмайн Маху, но тот вскоре заболел и умер. Позже к ней во сне явился Луг (бог света и ремёсел, трикстер, схожий со скандинавским Локи) и рассказал, что хозяином дома, приютившим их, был именно он. А главное — теперь Дехтире должна родить ему ребёнка и назвать того Сетанта.

Есть подозрение, что забеременеть она могла от своего брата/отца — тот вполне мог её изнасиловать в состоянии алкогольного опьянения.

И всё бы ничего, но Дехтире была обручена. Чтобы пресечь слухи и избежать скандала, она прервала беременность, несколько раз ударив себя в живот. Уже позже, переспав с мужем, Дехтире снова забеременела и родила сына. Так, с третьей попытки, на свет появился Сетанта — мальчик, которому суждено было стать величайшим воином своего времени.

Новое имя

Ещё в детстве Сетанта доказал, что он — не обычный человек, а нечто большее, существо сверхъестественное, обладающее нечеловеческой силой. Когда ему было 5 лет, он встретил при дворе Конхобара молодых ребят, играющих в хёрлинг (древне-гаэльская игра, напоминающая лакросс; в Ирландии в неё играют до сих пор). Вмешавшись в игру, но не зная правил, он их очень разозлил. Больше сотни парней решили убить пятилетнего мальчика, но страшно поплатилась за это — Сетанта смело вступил в бой и успел победить 50 человек, прежде чем Конхобар остановил кровопролитие. В некоторых источниках говорят, что это был первый случай, когда Сетанта вошёл в тот самый боевой раж, искажающий тело.

Сила и смелость Сетанты произвели на Конхобара неизгладимое впечатление, и он пригласил мальчика на ужин с лучшими воинами Эмайн Маха, в дом кузнеца Куланна. Сетанта, разумеется, согласился, но сказал, что подойдёт чуть позже. К несчастью, Конхобар забыл предупредить об этом Куланна, и тот выпустил во двор свою огромную сторожевую собаку, которая была такой свирепой, что и трём цепям было её не удержать. В целях самозащиты, Сетанта одним ударом размозжил ей голову.

Услышав шум во дворе, Конхобар и Куланн очень испугались за мальчика. Но когда выбежали на улицу, обнаружили Сетанту, невредимого, возвышающегося над поверженных волкодавом.

Видя, как горюет по собаке кузнец, Сетанта пообещал компенсировать потерю, а пока не найдёт и не воспитает такую же собаку, будет служить вместо неё. Тогда же Сетанта взял себе имя Кухулин, «пёс Куланна».

«Коли отыщется в Ирландии щенок того же семени, что эта собака, — ответил тот, — обещаю растить его, покуда не станет служить он, как было прежде. А до этой поры сам я как пёс буду беречь его земли и скот…»

Это решение подчёркивает связь Кухулина с животными (что характерно для мифологического сверхъестественного героя) и накладывает на него гейс: никогда не употреблять в пищу собачье мясо.

Кстати, собаки — не единственные животные, с которыми у Кухулина была особая связь. В момент его рождения на свет также появились два жеребёнка. Позже именно они служили ему в колеснице — Серый из Махи и Чёрный из Сайнгленн.

Роковое пророчество

Через год Кухулин услышал пророчество: тот, кто впервые возьмёт оружие в назначенный день, станет величайшим из героев. Сообразив, что сегодня как раз тот самый день, мальчик побежал к Конхобару и попросил, чтобы ему дали оружие и признали воином. Одни за другими в руках мальчика ломались мечи, топоры и копья, неспособные выдержать его силу. Наконец, он выбрал комплект оружия, который принадлежал самому королю.

Думая только о вечной славе, дарующей бессмертие, Кухулин упустил другую часть пророчества: тот, кто впервые возьмёт оружие в назначенный день, станет величайшим из героев, но умрёт молодым.

Любимец женщин

Кухулина всегда описывают безбородым (из-за чего многие отказывались с ним сражаться, принимая за мальчика), благородным и поразительно красивым. Женщины перелезали через мужей, чтобы им полюбоваться, хотя внешность у того была весьма и весьма специфическая: волосы трёх цветов (каштановые у основания, кроваво-красные в середине и золотисто-рыжие наверху), по четыре ямочки на щеке (жёлтая, зелёная, алая и голубая), по семь зрачков в каждом глазу и по семь пальцев на руках и ногах.

Впрочем, художники всегда рисуют Кухулина действительно красивым, игнорируя его «особенности».

Мужчинам Ульстера не нравилось внимание, которое их женщины оказывали Кухулину (и которое тот оказывал им в ответ), поэтому они решили найти ему жену. Это оказалось не так-то просто — Кухулину никто не нравился. Его сердце занимала лишь одна женщина — Эмер, дочь Форгалла Монаха, короля Мита. Кухулин пробовал свататься к ней (этому посвящена целая сага — «Сватовство к Эмер»), но Форгалл был против.

Упорства Кухулину было не занимать. Осознав это, Форгалл поставил условие: Кухулин должен был обучиться воинскому мастерству у великой воительницы Скатах, и лишь тогда он сочтёт его достойным женихом для своей дочери. На самом деле Форгалл надеялся, что Кухулин или не осмелится отправиться учиться, или умрёт во время тренировок. Но Кухулин не струсил и отправился к Скатах, «на земли Альбы» (судя по всему, это место находилось к востоку от Ирландии, возможно, в горах Шотландии).

Скатах приняла Кухулина в ученики, превратила его буквально в машину для убийств, подарила то самое копьё Га Булга и научила им пользоваться.

Кстати, Скатах была не единственной женщиной-воительницей (эдакой амазонкой) в тех местах. У неё была соперница — Айфе. Узнав об этом, Кухулин решил с ней сразиться — то ли чтобы самоутвердиться, то ли чтобы что-то доказать Скатах. Силы и мастерство их были равны, поэтому он прибёг к хитрости — сказал, что её колесница свалилась с обрыва. Айфе на секунду удивилась, но этого хватило Кухулину, чтобы обезоружить её. Одержав победу, он выдвинул Айфе условие: она должна помириться со Скатах и родить ему ребёнка.

Завершив обучение, Кухулин вернулся за Эмер. Форгалл пришёл в ярость, что тот ещё жив, и наотрез отказался позволить ему жениться на своей дочери. Кухулин разозлился, в одиночку захватил замок и забрал Эмер с собой.

Эмер тоже любила Кухулина.

Женившись на Эмер, наш полубог позабыл об Айфе и условии, которое ей поставил. Через несколько лет к его дому пришёл молодой воин и вызвал Кухулина на бой. Представляться и отвечать на вопросы юнец отказался, а Кухулин не привык отказываться от битвы. Сражение тянулось долго, но, в конце-концов, Кухулин победил, смертельно ранив соперника своим зазубренным копьём. Перед смертью юноша признался, что его зовут Коннла, что он сын Айфе от Кухулина. Та отправила его на поиски отца, запретив представляться (ещё один пример гейса, погубившего жизнь). Айфе не могла не знать, чем всё закончится, поэтому такой поступок выглядит, как извращённый способ наказать Кухулина за то, что он бросил её с ребёнком и ушёл к другой.

Похищение быка

Королевство Ульстер, которым правил Конхобар, находилось на севере Ирландии. На западе от него было королевство Коннахт, которым правила воинственная королева Медб. Между королевствами был давний конфликт, причины которого сегодня кажутся до безумия нелепыми. Всё дело было в противостоянии двух племенных быков — бурого Донна из Ульстера и Финнбеннаха из Коннахта. Хотя бык, принадлежавший Медб был силён, храбр и плодовит, она хотела заполучить ещё и Донна. Когда ульстерцы отказались его «одолжить» (на самом деле Медб не собиралась его одалживать, а хотела либо украсть, либо забрать силой), королева собрала большое войско и вторглась в Ульстер.

Медб (в англоязычных странах её зовут Мэйв) — одна из центральных фигур ирландской мифологии. Ей часто приписывают божественные черты.

Чтобы никто не помешал её воинству, Медб приказала своим колдунам наслать проклятие на всех мужчин Ульстера — те должны были страдать, как страдают женщины при родах. Но на Кухулина, благодаря его божественному происхождению, проклятие не подействовало, и он один выступил против целой армии. Как представитель Ульстера он бросил вызов самому сильному воину Коннахта и заверил, что пока его не одолеют в единоличном бою, он не сдвинется с места. Медб приняла вызов. Её лучшие воины один за другим выходили биться с Кухулином и все умирали от его руки.

Единоличный бой — это очень распространённый сюжетный троп в мифологии. Битва между Ахиллом и Гектором у стен Трои, между Давидом и Голиафом в Ветхом Завете, между Пересветом и Челубеем на Куликовом поле — такая форма военной прелюдии стара, как мир. Очень часто этой прелюдией всё и заканчивалось — исход схватки двух героев решал вопрос всего сражения, без лишнего кровопролития. Зачем впустую тратить ограниченный человеческий ресурс?

Быки тоже сражались. Донн победил, но в итоге и сам скончался от полученных ран

Противостояние Кухулина целой армии длилось несколько месяцев. Действие проклятия постепенно ослабевало, ульстерцы вступали в бой. Кухулин успел так проредить армию противника, что победить войско Медб уже не составило особого труда. Саму Медб пощадили и отправили домой.

Испытание храбрости

У Кухулина была очень насыщенная жизнь — приключения следовали за приключениями. Особенно мне нравится история о том, как Курои, король-волшебник западного Мунстера (южная часть Ирландии), устроил состязания в силе, храбрости и уме среди лучших ирландских воинов. Разумеется, везде побеждал Кухулин, поэтому Курои придумал дополнительное испытание, чтобы дать возможность соперникам отыграться. Обратившись в дряхлого старика, он приходил ко всем участникам состязаний и просил их отрубить ему голову, но с одним условием — он сможет нанести такой же удар в ответ. Все, не раздумывая, перерубали ему шею, а когда он ставил голову на место и доставал топор, в ужасе убегали. Все, кроме Кухулина. Тот не сбежал, а смиренно обнажил шею. Курои, конечно, рубить голову не стал и заявил, что просто испытывал героев на храбрость.

Этот эпизод легенд о Кухулине лёг в основу фильма «Легенда о зелёном рыцаре».

Смерть от табу

За свою недолгую жизнь Кухулин убил очень много людей. Сыновья убитых жаждали мести. И королева Медб, которая также не забыла поражения, нанесённом ей полубогом, предоставила им такой шанс — сговорившись, они решили заманить Кухулина в ловушку.

Медб со своим войском снова вторглась в Ульстер, и Кухулин снова отправился им навстречу. По пути он встретил старуху, которая предложила ему обед из собачьего мяса. Один гейс запрещал Кухулину есть собачье мясо, а другой, общий для всех жителей древней Ирландии, запрещал отказываться от гостеприимства. Герой был вынужден нарушить одно из табу, чем лишил себя львиной части своих сверхъестественных сил.

Когда Кухулин на своей колеснице явился на бой с армией Медб, в него бросили три волшебных копья: первое убило колесничего, второе — лошадей, третье смертельно ранило самого Кухулина. Чтобы умереть гордо, Кухулин привязал себя к стоячему камню (в некоторых версиях — к стволу дерева). Но, опасаясь риастрада, подходить к нему всё равно не решались. И только когда ворон сел ему на плечо, враги поняли, что Кухулин наконец-то умер.

Когда Кухулин умер, сияние вокруг его головы исчезло.

Кухулин сегодня

Легенды о Кухулине были записаны около 800 лет назад, а до этого передавались в устной форме. Судя по всему, жил он незадолго до наступления нашей эры, а умер как раз на рубеже — вскоре после того, как в пещере возле Вифлеема родился Иисус.

Новую жизнь Кухулин обрёл в начале XX века, а точнее — в 1916 году, когда ирландские националисты организовали восстание против британского правления (т. н. «Пасхальное восстание»). Спустя без малого две тысячи лет Кухулин остаётся не просто символом ирландского национализма, а героем, представляющим всю Ирландию и её историю.

Статую Кухулина можно найти в здании Главного почтового управления в Дублине

Нет никаких доказательств, что Кухулин был основан на реальной исторической фигуре, но одно можно сказать смело — если его прототип действительно существовал, вряд ли он превращался в чудовище с вываливающимся глазным яблоком, раздутыми мышцами, сиянием вокруг головы и вставшими дыбом волосами. Легенды о превращающемся в монстра герое не повлиял на жизнь ирландцев, а вот легенды о смелом герое, беззаветно защищающем свои родные земли — очень даже.